?

Log in

No account? Create an account

Пришли за Кузьминовым

http://katyusha.org/view?id=11482

Кузница российских либерал-глобалистов, Высшая школа экономики, кажется, доигралась. Силовые структуры и Рособрнадзор организовали беспрецедентную проверку финансовой и кадровой деятельности этой конторы, которая за последние десятилетия стала не только главным поставщиком ценностей и смыслов для системных либералов, но превратилась в управляющий центр для целых министерств и ведомств. Начиная с лоббирования введения ЕГЭ, ВШЭ находится в эпицентре всех ликвидационных «реформ» в области школьного, высшего образования, воспитания детей, внедрения содомских гендерных теорий и т.д. А бюджет этого вуза, чей глава Ярослав Кузьминов приходится мужем председателю Центрального банка Эльвире Набиулиной, сопоставим с бюджетом некоторых субъектов федерации. СМИ потирают руки в ожидании сенсационных новостей, которые многое смогут объяснить в российской внутренней политике и, возможно, даже приведут к ее корректировке.

Новости о проверках во ВШЭ стали появляться на просторах всемирной паутины практически сразу после истории с анархистом-гомосексуалистом Михтаховым , превратившим свою комнату в университетском общежитии в склад со взрывчаткой, который, по данным телеграм-каналов, сожительствовал с профессором ВШЭ Александром Буфетовым. По данным следствия, перед арестом аспирант-бомбист несколько дней скрывался от полиции на квартире Буфетова, причем сам Буфетов предпочел сбежать в Германию.

Как известно, содомия и работа на мировую финансовую элиту — вещи довольно близкие, а многие борцы за западные «ценности» и прочие революционеры и ниспровергатели на поверку оказываются больными педерастией. Это справедливо и для деятелей Французской революции, и для масонов-февралистов, и для некоторых деятелей партии большевиков, и, разумеется, для нынешних троцкистов--реформаторов, которые узурпировали власть в РФ в 1991-1993 гг. Неслучайно именно отмена уголовного наказания за гомосексуализм стала одним из первых революционных деяний что у Владимира Ленина, что у Бориса Ельцина.

Руководство ВШЭ не только не стеснялось своих «заднеприводных» сотрудников, но даже в некотором роде бравировало своей «продвинутостью». Так, осенью 2017 года в СМИ разгорелся скандал с научным руководителем Института образования ВШЭ, «правой рукой» Кузьминова и хорошим другом Алексея Кудрина, бывшим главой Московского представительства Всемирного банка и одним из главных авторов реформы средней школы в РФ Исаком Давидовичем Фруминым, который очень похож на героя некоего пикантного видео с участием человека похожего на другого работника этого вуза, некоего Максима Петрова.

И если Петров в результате скандала, по слухам, уволился и чуть ли не заявил в узком кругу, что Фрумин склонял его к извращениям «на правах начальника», то сам Фрумин остается на плаву до сих пор — рассказывает о долгосрочных планах его партнеров из Всемирного банка по дебилизации детей и подростков на «образовательных интенсивах» на острове Русский, вместе с Грефом и Кузьминовым переводит на русский западные методички по ликвидации русской школы, намеревается плотно работать с одаренными детьми, в т.ч. организацией их досуга и дополнительного образования.

А еще г-н Фрумин наладил прямой контакт со школьниками, в том числе с учащимися первых классов, т.к. участвует в жюри конкурса «Школа навыков XXI века». И здесь пристрастия профессора Фрумина и его друзей из ВШЭ перестают быть просто эпизодами их личной жизни. Кстати, составной частью программы «образовательной реформы», согласно Фрумину-Кузьминову, непременно должно стать введение секспросвета в школах. Понятно, о какой «любви» может рассказать детям г-н Фрумин.

В таком контексте стоит напомнить скандал с систематическим растлением школьников преподавателями, в т.ч. педерастами в элитной московской школе №57, имеющей тесные педагогические связи и договоры о сотрудничестве с ВШЭ. Во-первых, выпускником школы №57 является бывший проректор ВШЭ Константин Сонин (эмигрировал в США в 2015 году). Близка к обвиняемому в педофилии экс-учителю истории и экс-замдиректора школы №57 по внеклассной работе Борису Меерсону была бывшая ученица этой школы, потом учительница этой же школы и преподаватель в лицее ВШЭ — Мария Немзер. Наконец, школьников старших классов 57-й школы официально зазывают на День Вышки в Парк Горького, на встречи с ее выпускниками, организован даже отдельный проект для семиклассников — «Вечерняя экономическая школа» (ВЭШ57), призывающий их «познакомиться с основами экономической науки». В настоящее время директором школы №57 является Михаил Случ, выпускник факультета менеджмента в сфере образования МВШСЭН — приснопамятной Шанинки, дочернего предприятия ВШЭ, лишенного в 2018 году аккредитации из-за несоответствия образовательных программ госстандартам. Так что сотрудничество «инноваторов» с детьми продолжает процветать.

Еще одной своеобразной «фишкой» ВШЭ стал прошедший в прошлом году традиционный студенческий конкурс красоты. Руководство вуза изменило название на «Мисс’18» и впервые допустило к участию двух молодых людей, которые конкурировали с 18 девушками.

Впрочем, у пришедших во ВШЭ контролеров есть и другие вопросы, помимо ориентации некоторых сотрудников. По сведениям СМИ, масштабная проверка деятельности НИУ ВШЭ уже выявила ряд нарушений с лицензированием обучения. Так, по сообщениям The Moscow Post, Роспотребнадзор заявил об отсутствии лицензии на проведение занятий на факультете мировой экономики и мировой политики (МэиМП ВШЭ) в здании на Малой Ордынке (стоимость обучения по программе бакалавриата на там составляет от 430 тыс. руб. в год). Также не исключены злоупотребления при приобретении «Вышкой» здания в Санкт-Петербурге в конце 2018 г. за 177 млн бюджетных рублей. У контролирующих органов есть опасения, что вся «модернизация» ВШЭ последних лет, под которую исправно выбивались госсредства, могла быть «монетизирована» г-ном Кузьминовым и его супругой в частных интересах. По данным СМИ, руководство ВШЭ сейчас активно подчищает свои программы обучения, пытаясь привести их в более-менее респектабельный вид. Кроме того, Рособрнадзор запросил у преподавательского состава справки об отсутствии судимости.

Будем надеяться, что нынешние проверки в главном рассаднике либерал-глобалистских идей в России — это только начало большой чистки нашей прозападной «элиты». И что эта зачистка благотворно отразится не только на содержании образовательных программ данного вуза, но и на деятельности ее выпускников и агентов в Правительстве РФ, администрации Президента и др. Ждем развития событий!

РИА Катюша
В редакцию NEWS.israelinfo.co.il позвонила женщина. Представилась полным именем. «Здравствуйте, я бывшая проститутка. Мать пятерых детей и бабушка восьми внуков. Проституция спасла мою семью. Хочу высказать свое отношение к творчеству наших законодателей. Опубликуете?»
Наша собеседница (назовем ее А.) прислала «открытое письмо», адресованное министру юстиции Аелет Шакед и всем депутатам Кнессета, поддержавшим закон о криминализации пользования услугами проституток, который был принят в последнем чтении в последний день 2018 года.
Согласно закону, который вступит в силу через полтора года, посещение публичного дома будет считаться административным правонарушением, и наказываться штрафом 2,000 шекелей за первое нарушение и 4,000 шекелей за повторное нарушение в течение трех лет. Председатель подкомитета по торговле людьми и проституции, доктор Ализа Лави, верит, что этот закон и другие меры в том же направлении приведут в будущем к искоренению проституции.
Депутат Лави, как и подавляющее большинство израильтян, считают торговлю женским телом безусловным и тяжким общественным злом, с которым необходимо решительно бороться, — неслучайно закон о криминализации пользования услугами проституток получил почти единодушную поддержку коалиции и оппозиции. Бывшая проститутка А. с этой позицией категорически не согласна: после десяти лет занятий «древнейшей профессией» она чувствует себя состоявшимся человеком, который обеспечил благополучие своих детей нужной и полезной работой.
«Открытое письмо Аелет Шакед и другим очень умным депутатам кнессета, которые хотят своим законом уничтожить древнейшую профессию.
Далекий 1997 год.
У меня полный финансовый крах. Магазин, который мы открыли по приезде в Израиль, пришлось закрыть с большими долгами. Муж запил и ушел из семьи, вскоре умер. Квартиру отобрал банк, продав ее и оставив меня с долгом 300,000, хотя она стоила всего 230000. В общем полный крах. Бросилась к соц.работникам: ПОМОГИТЕ. Помощь — дети в интернат, ты на никайон, так как плохо знаешь иврит, зарплата 1500. Нет денег снять квартиру — иди в амигур. Там поставили на очередь на несколько лет. А у меня 5 детей. Все.
А в газетах, «Новости», «Вести», «Эхо» и других, реклама. Требуются женщины в массажный кабинет. Достойная оплата и проживание. Звоню.
Тель-Авив, район таханы мерказит. Место куда меня привели называется красиво: «Махон бриют», Институт здоровья. Находится он на центральной улице. Прошло 22 года, но он продолжает работать. Рядом, дверь в дверь, появились еще 4 махона. Все пользуются спросом.
Итак, маленький салон, на диванах сидят женщины, на работе их называют девочками. «Девочка» может быть и 20 лет, и 50 лет. На всех есть спрос. Хотя раньше я и представить не могла,что женщины далеко не модельной внешности могут пользоваться спросом. Слава богу, я не хуже, а ведь мне уже 42.
Первый день работы я помню до минуты. Я сидела на диване и тряслась от ужаса. Ведь у меня, кроме мужа, не было мужчин. Сижу час, два, три. Меня не берут. Я уже отчаялась, и тут меня взяли на 15 минут за 80 шекелей; из них 40 — мне. После 10 минут в комнате с клиентом я сидела на диване в шоковом состоянии. Но в руках у меня было 40 шекелей, а ничего страшного в комнате не произошло. Приятный мужчина, чистый, трезвый. Через час я уже нервничала, что меня не берут. Я уже не видела в клиентах мужчин. Это были ходячие деньги, и они шли к другим. Я начала улыбаться всем входящим.
В этот день я сделала только 4 клиента и заработала 180 шек. На радостях я заказала себе горячую еду из ресторанчика рядом аж за 25 ш. Господи. Как давно я не ела мясо, если я его и покупала, то отдавала детям. Через 3 дня я поехала домой. У меня в руках было почти 1,000 шекелей. Я сразу отдала 500 ш хозяину квартиры,чтобы он нас не выгнал на улицу, ведь я уже не платила 3 месяца. Но была зима, и нас выгнать не позволял закон. А на остальные я купила еду.
Видели бы вы глаза детей, когда я вынимала из сумки продукты. Так началась наша обеспеченная жизнь. Я работала «девочкой» 10 лет. Вырастила детей, сейчас у меня 8 внуков. Часто с ужасом думаю, а что было бы с нами, если бы я не работала проституткой.
На этом рассказ о себе заканчиваю. Теперь о девочках и клиентах.
Девочки
Девочки не называют себя проститутками, они рабочие девочки. Более 90 процентов работающих женщин, не наркоманок, в обычной жизни хорошие матери, многие замужем. Никто из знакомых и соседей не знают, где они работают. У них растут дети, у которых есть все, что надо. Они ходят в кружки, посещают дополнительные занятия в школах, за которые надо платить. А детские сады до 3 лет стоят 2,000 ш. на одного ребенка, а если детей больше, то и 5,000 ш. Да и работодатели не очень берут на работу мамочек, а на зарплату мужа, если он получает где то 8000 не проживешь, если нет бабушек. Вот и идут женщины подрабатывать в махон. Сделают 6 клиентов, и в кармане минимум 300, а многие делают и 10, и 20 клиентов.
И никто их не принуждает к этому. Я не видела, чтобы кто-то из свободных гражданок Израиля, не туристок, страдал из-за работы проституткой. А сколько вышло замуж за клиентов. Проституция это осознанный выбор женщины, хорошо оплачиваемый, намного более приятный, чем уборка чужих кухонь и туалетов.
Бороться надо с наркоманией, которая в основном в подростковом возрасте и не дает молодым девушкам нормально жить. Вот эти женщины действительно несчастны, они работают на дозу и находятся в рабстве у торговцев наркотиками. У них нет детей, нет семьи, нет дома. Они живут на улице и все, что зарабатывают, сразу тратят на наркотики. А это минимум 1000 ш. в день. Эти женщины берут таких клиентов, которых никогда не возьмет рабочая девочка. Поэтому их так часто калечат и убивают.
Но они нашим депутатам не интересны.
Клиенты.
Клиенты у девочек из разных слоев. Очень много старичков в возрасте 70 — 80 лет. Они ходят утром и днем. Стараются девочек не менять. Такие клиенты могут годами ходить к одной девочке. Помню, был дедушка 88 лет. Он ходил в памперсе, и его приходилось после сеанса любви менять. Этот дедушка был любвеобильный ходил 3 раза в неделю и брал иногда сразу 3 девочки. Естественно, в силу своего возраста он ничего не мог, но мы ему такие чувства показывали. Станиславский и то бы поверил нам. Эти дедушки полны задора, а их жены или уже умерли, или ничего не хотят.
Другая категория клиентов это деловые люди: адвокаты, инженеры, работники хай-тека. Они всегда торопятся, ходят всегда к одной или двум девочкам. Никаких чувств им не нужно, эмоции ни к чему. Раз, два и шалом. Их много. Они не хотят себя связывать серьезными отношениями с женщинами, вот и ходят к нам.
Много мужчин с проблемами в отношениях с женщинами. Они много говорят о своей жизни, о проблемах, о неудачах. Девочке приходится быть психологом, врачом, мамой, дочкой и еще много кем. Есть мужчины-дети. Они приходят с сосками, бутылочками, игрушками. Сидят у девочек на коленях и представляют себя детьми. А сколько еще фантазий. Эти люди без девочек просто потеряют смысл жизни. Ведь нормальная женщина их просто не поймет и сбежит после первого свидания.
А ведь есть еще садо-мазохисты. И если мазохист еще может найти свою королеву, то что делать садистам. Такой человек после свидания точно попадет в полицию. А рабочие девочки терпят и получают за это приличные деньги. Да и любая девочка имеет право выбора. Не хочешь — не бери, никто не заставляет.
Ну и самая большая категория клиентов: иностранные рабочие. Раньше были румыны, турки, китайцы. Сейчас суданцы, эретрийцы и другие африканцы. Этим, кроме секса, ничего не нужно. Очень тяжелый контингент. Злые и агрессивные.
Ну и, конечно, наши арабские братья. Со своими женщинами до свадьбы нельзя, а русских и других израильтянок, согласных на просто секс без обязательств, не так уж много.
И вот всю эту мужскую братию хотят лишить физиологически необходимого секса. А это сотни тысяч неудовлетворенных мужиков. Только в южном Тель Авиве 30,000 африканцев. Может, полиция будет стоять через каждые 100 метров? Даже сейчас, когда работают десятки махонов, работниц банка Апоалим, находящегося в районе старой таханы мерказит, до места парковки машины сопровождает охранник, так как африканцы постоянно пристают.
А может депутатам принять еще один дурацкий закон: всех неженатых мужчин подвергнуть химической кастрации. А иностранных рабочих кастрировать до отбытия на родину.
А еще я предлагаю всем изнасилованным в будущем женщинам подавать иски в суд на Аелет Шакед и остальных 34 депутата для возмещения ущерба из за их очень вредного закона.
Да и странно как то, 34 депутата против сотен тысяч потребителей и 14,000 жриц любви.
Да здравствует демократия. Долой здравый смысл. Странно, что молчит полиция. Ведь они-то знают, что будет твориться на улицах южного Тель Авива.
Почему молчат юристы? Почему нельзя купить то, что не запрещено продавать? Проституция не запрещена законом. Любой человек, любого пола, старше 18 лет, осознанно и добровольно занимающийся проституцией, имеет на это право.
Боритесь с наркоманией, сутенерством, торговлей туристками, завезенными обманом.
А свободным израильтянам не надо указывать как им жить, кого любить, и с кем им спать.
Физиология не преступление. А лишение секса — разновидность пытки.
Будем надеяться,что здравый смысл восторжествует.
Проституция должна быть легализована и приносить доход государству, как любой другой бизнес.
Для этого надо проституткам разрешить покупать анонимные лицензии на определенное время. Выдавать пластиковые карты с номером и фотографией для идентификации при прохождении медицинского осмотра и других проверок. Никаких личных данных, только номер.
А вот если нет лицензии, наказывать».
А. поднимает вопрос, о котором не первое десятилетие ведутся бурные дискуссии во всем мире. Все согласны, что в ее нынешнем виде проституция — тяжкое общественное зло, но методы борьбы с этим злом предлагаются и применяются диаметрально противоположные. В некоторых странах (Германия, Нидерланды, Бельгия) проституция легализована и введена в строгие рамки закона. Торговля людьми, принуждение к платному сексу, эксплуатация женщин там запрещены, но свободные «жрицы любви» открыто продают свои услуги в специально отведенных для этого «кварталах красных фонарей», под надзором полиции и медицинских служб, и платят налоги в казну. В защиту этого пути приводятся горы данных экономической, полицейской и медицинской статистики; их можно найти, например, в исследовании Рональда Вейцера Legalizing Prostitution: From Illicit Vice to Lawful Business («Легализация проституции: от нелегального зла к законному бизнесу»).
Израиль пошел другим путем — вслед за Швецией и Францией, наша страна решила бороться с секс-эксплуатацией женщин путем наказания мужчин, относящихся к женщине как к товару. Эта политика черпает вдохновение не в древних религиозных запретах на прелюбодеяние и не в утилитарных соображениях «общественной пользы», а в феминистском восстании против патриархального общества, низводящего женщину до положения предмета обладания. Активистки и активисты этого движения не видят принципиальной разницы между сексом на продажу и рабовладением, которое до исторически недавнего времени легко находило множество аргументов в защиту своего существования.
Когда в США запретили рабство, а в России отменили крепостное право, немало бывших рабов и крепостных горевали о падении старого порядка. Когда в Кнессет был внесен законопроект о наказании клиентов проституток, в социальных сетях поднялась женская протестная кампания: некоторые женщины, зарабатывающие на жизнь «древнейшей профессией», возмутились намерением законодателей вмешаться в их «свободу распоряжения своим телом». С точки зрения инициаторов закона о наказаниях клиентов проституток эта кампания лишь демонстрирует, насколько глубоко патриархальное общество искажает и уродует женскую психику.
Мы не знаем, кто прав в этой дискуссии. Принятию подобных законов в других свободных странах обычно предшествуют продолжительные дискуссии и опросы общественного мнения. В Израиле полемика вокруг важных законодательных новшеств нередко разгорается лишь пост-фактум. Поэтому законы, принятые вопреки общественным понятиям о справедливости, зачастую просто остаются на бумаге, и это самый плохой из возможных вариантов.
Какой бы далекой от нашей собственной жизни ни казалась нам проблема легализации/криминализации проституции, нам придется сформулировать свою позицию по этому вопросу, — если мы не хотим, чтобы эта сфера оставалась в «серой зоне», плодя коррупцию, криминал и человеческие трагедии.
https://publizist.ru/blogs/112143/29081/-

Это так просто — притормозить на повороте, чтобы прошел пешеход. Тогда его пальто и ваша совесть будут чисты. Это так просто сказать ребенку, который разбил елочную игрушку — «ничего, малыш, это на счастье», а не кричать полчаса, как будто он разбил не шарик, а ваше сердце. Это так просто — позвонить маме и спросить: «мама, привет, а как твои дела вообще?», а не звонить только тогда, когда что-то нужно. Это так просто — встать после спектакля и аплодировать стоя. Ваши ноги не оторвутся от напряжения, не бойтесь. А артистам будет приятно. Ваши аплодисменты — их главная пища, их награда. Другой у них нет. Это так просто — оставить свое мнение при себе, если вы с чем-то не согласны в соцсети. А энергию, которая уходит, как вода на ядовитый комментарий, потратить на созидание. Это так просто — быть благодарным. Говорить «спасибо» за то, что вам уступили место, что быстро ответили на ваше письмо, что согласились с вами пообедать. Потому что, если честно, вам никто ничего не должен. Ни родители, ни ваши дети, ни ваши коллеги, ни подружка, ни консьерж, которому вы возмущаетесь, что на 9-м этаже громко слушают музыку. Это так просто — сказать «нет» всему, что вам не близко. Людям, которые делают вам больно — нет. Людям, которые не разделяют ваши ценности — нет. Скучным книгам — нет, бросайте их. Грубияну-таксисту — нет, найдите другое такси, уважайте себя. «Нет» всему, что вас разрушает. «Да» всему, что делает вас счастливым. Это так просто — отправить СМС «я тебя люблю». Просто так. Без повода. Потому что вам повезло, вам есть кому написать. Это так просто — нарушить правила. Быть смешным. Проспать. Уснуть в кинотеатре. Надеть самое нарядное платье в самый серый день. Есть из праздничного сервиза омлет и гречневую кашу. — Мама, — признались поздно вечером дети. — Мы так мечтаем однажды поспать все вместе и прямо на полу. Мы понимаем, что не сейчас, впереди понедельник, и у Яруси сопли, и ясно, что идея так себе, но так хочется, мама, имей, пожалуйста, ввиду. — Прекрасная идея, — сказала я. — Почему бы нам не сделать это прямо сейчас. Ведь это так просто. Из маленьких вещей — из вашего «спасибо», «пожалуйста», «ничего страшного», «я люблю тебя», «поцелуй меня», «давай обнимемся», «я тебе рада», «давайте сделаем это сейчас» — складывается большое, настоящее счастье!

[reposted post] ЗАУШАНИЕ ОТ БАТЬКИ НИКОЛАЯ



Много интересного, но самое интересное это. Ибо подтверждает: предел терпения есть даже у святых. Тот же  о. Николай из Ликийских Мирр, уж на что добрая душа, угодник и святитель,  все же выписал в ухо Арию, когда тот совсем уж достал, - а Бацька все-таки человек от мира сего, и его достали. И кого угодно достали бы вся эта сетевая и не сетевая шушваль, монотонно подвывающая о "белорусских поставках нацикам". Ну и вот, тэрпець урвався...
Read more...Collapse )

[reposted post] ВЕТЕР С МОРЯ ДУЛ...



Ночь, воет за окном ветер, - а я пью чай и думаю о волнующей узкие круги осевшей на северах эмигрантской общественности истории г-жи Бойко, приходя к выводу, что мне она не интересна, что называется, от слова "совсем". И не потому даже,  что мы с ней незнакомы, а с ее знакомыми я по разным причинам связей не поддерживаю. Просто нет эмоций. Радоваться, ясно, нечему, а негодовать... знаете, я спросил себя: негодовал бы я, узнав, что в Киев депортируют, скажем, "норманна" или витязеву, и...
Read more...Collapse )

Какая удача !

Какая удача !
Путин девочку по попе похлопал .
Но не всем деткам так везёт .
Есть и другие дети ...

«Нестерук Иван Алексеевич
(20.08.2010 – 04.06. 2015) п. Тельманово
— Надо продолжать жить ради памяти детей, как бы тяжело ни было без них, — сквозь слезы говорит Марина Михайловна, мама погибшего Ванечки.
Ванечка родился от первого брака. Во втором мамином браке у него появилась крошечная сестренка, за которой он с интересом наблюдал. По рассказам матери, ребенок слишком быстро жил: рано начал ходить, рано разговаривать, рано размышлять. Жизнь ему отмерила всего четыре с небольшим годика, и он за этот короткий срок успел полюбить сестренку и и всех своих родных, знал своих и чужих. А еще он научился общаться с друзьями.
В тот день вроде всё было спокойно. Собственно, никто и никогда не мог предвидеть артналета. Просто жили, просто знали, что всё может быть. Мама сидела на скамейке с малышкой, а Ванечка играл с детьми в песочнице. Обычная детская песочница. Что может быть более мирным и спокойным во дворе?! Взрыв прозвучал громко и внезапно, когда ничего не успеваешь сделать – ни подскочить с места, ни прикрыть собою ребенка, ни закричать от испуга. Ванечка закричал: «Олег, помоги!».
Олег, отчим, бросился к ребенку. Только потом стало ясно, почему Ванечка не мог сдвинуться с места, когда другие детки разбежались. Осколок снаряда попал в легкие, зацепив при этом позвоночник, тем самым обездвижив его.
В тот день погиб только Ванечка, приняв смерть за всех, кто находился рядом с ним.
«В 19-45 поступил вызов на скорую о том, что умирает ребенок на улице Юбилейной, - глухо начинает свой скорбный рассказ фельдшер Тельмановской подстанции Инна Стаценко. - Я поехала туда, выбежала мама, кричит, что его уже понесли в больницу. Мы возвращаемся и сразу в хирургию. Там уже был наш сотрудник, оказывал помощь. Я к нему присоединилась. Мы пытались реанимировать. Чем могли – помогали. Но ребенок был тяжелый, очень сложное осколочное ранение грудной клетки. Когда слушали легкие, там все хлюпало. В общем, (тяжело вздыхает) ранение, несовместимое с жизнью.
Он был в сознании, то плакал, то не плакал, последние слова его были: «Папа, я немножечко полежу, и мы пойдем домой». Вот и все. Минут двадцать это все продолжалось, пока он жил. Худенький, бледненький. Ой! Ну, это очень тяжело было видеть! Мы точно так же плакали, как и его мама. Особенно я. Обычно держусь, мы должны держаться, но тут уже не было никаких сил. Все плакали…»
«Во время похорон люди были на грани истерики, - рассказывают мне местные жители. - Хоть это и неправильно, но даже просили батюшку сократить молебен. Просто не выдерживали видеть все это. Если бы в то время попался бы тот, кто это сделал – разорвали бы на месте, голыми руками».
Когда спросили маму малыша, с какой стороны прилетел снаряд, она, не задумываясь, сказала, что со стороны Новоселовки, где стоят украинские войска.
Всё в жизни можно представить, но смерть своего ребенка ни одна мать не представляет…
Марина Михайловна, мама Ванечки Нестерука, никогда не думала, что будет укладывать ребенка не в постельку, а в маленький гробик. Это жестоко, но это факт. Это факт геноцида и фашистской ненависти к людям Донбасса. Им безразлично, кто попадает под их жернова. Дети для них — такие же враги».